Жулька
У заместителя командира по политчасти крейсера консервации капитана 2 ранга Слабенко была любимая игрушка, автомобиль “Жигули” или  “Жулька”, как нежно называл ее сам хозяин. Это была первая модель, или проще - “копейка”. Она была ярко красного цвета. Вылизана хозяином до последнего молдинга и обвешена всевозможными “прибамбасами”, начиная от противотуманных фар величиной с десертную тарелку  и заканчивая радиоантенной неумеренных размеров, прикрученной к заднему бамперу. Салон этой “копейки” был переполнен вымпелами и флагами. На лобовом слегка притонированном стекле на присосках торчали: вентилятор, термометр, блокнот, увенчанный обложкой с обнаженной американской актрисой, а на заднем стекле на всю его ширину расправил ядовито-желтые  крылья гриф. Чтобы определить какой же модели эта машина, впервые увидевшему ее, надо было долго присматриваться.
Понедельник у зама был всецело посвящен политзанятиям, а начиная со вторника, вся рабочая неделя, если не вызывали в полит.отдел, посвящалась заботам о “Жульке”.
“Жулька” была не новая, однако выглядела молодцевато и бегала исправно. Зам отгонял ее в дальний угол причальной стенки и начинал  над ней “колдовать” То целый день регулирует клапанные зазоры и зажигание. То весь день уходит на чистку салона с высушиванием и выветриванием чехлов и ковриков. То полдня посвящается  мытью машины теплой водой с шампуню. То после покупки очередного “прибамбаса”, пару дней уходит на его установку и наладку. Все это “колдовство” он никому не доверял. Делал все сам, хотя подчиненных было предостаточно. Механик крейсера часто подходил к копошащемуся у машины заму, долго молча наблюдал за его телодвижениями, выкуривал до фильтра сигарету и многозначительно изрекал:- Да Виктор Григорьевич, не в тот ВУЗ документы сдали. Надо было к нам, “маслопупым”, из вас бы толк получился. Это сразу видно,  по тому, как  гаечный ключ держите. Если как карандаш для письма кляузы, то сразу видно - “ненашенский”, гони такого в шею. А если как вы, Виктор Григорьевич, всей пятерней, значит “нашенский” - “маслопупый”…
Заму было лестно слышать в свой адрес похвалы от многоопытного механика. И он отнекивался:- Ну что вы, Сан Саныч, куда нам “политкаторжанам” с механиками тягаться. Вы вон к своей машине и не подходите. А работает, как часы…
-Да, не берите в голову, Виктор Григорьевич, у меня те же проблемы,- улыбается механик,- Просто, если “лошадка” дурить начинает, я ей из-за спины молоток показываю и говорю - Хочешь? И ведь понимает, падла. Сразу спесь сходит. Не работать начинает, а просто петь…
 
Добрался зам и до передних тормозных шлангов. Время пришло. Треснули  они прямо посередине. Долго вычитывал в “Жулькином букваре” как их снимать и ставить. Купил новые тормозные шланги. Попросил у механика тонкую резиновую трубочку для прокачки тормозной системы, и в очередной вторник,  не откладывая в долгий ящик, приступил к этой операции.  Все было сделано Виктором Григорьевичем по “Букварю”: и установка этих самых новых шлангов, медная прокладочка сверху штуцера и снизу. И прокачка тормозной системы через трубочку в бутылочку, заполненную тормозной жидкостью, с неоднократным нажатием на тормозную педаль…
Но Букварь-Букварем, а нехватка опыта и адмиральский эффект… могут сыграть злую шутку.
На причал, где был ошвартован крейсер, вела одна дорога. Она заасфальтированной дугой тянулась вдоль бухты и хорошо просматривалась километра на три. Проверяющие могли появиться только оттуда. И пока бригадный УАЗ преодолевал этот 3-х километровый рубеж и  подкатывал к кораблю, у любителей заниматься в служебное время  личными делами имелось около 2-х- 3-х минут, чтобы успеть свернуть начатое дело и скрыться в недрах корабля. Там, напуская на себя   рвение к корабельной службе, быстро пробежаться по кубрикам подчиненного личного состава и изобразить  бурную деятельность сдавленными криками, выразительными жестами рук и мимикой лица.
 
Не успел зам протереть руки от тормозной жидкости, как вдруг в конце видимого участка этой дороги заметил бригадный УАЗ.
Пытаясь уложиться в отведенный 2-х минутный норматив, он быстро сел за руль, с места дал по газам и попытался припарковать “Жульку”, как обычно, справа от корабельного трапа. Когда глазомер подсказал заму - надо тормозить, нога вместе с тормозной педалью провалилась до самого пола. Слабенко несколько раз  судорожно давил и отпускал  тормозную педаль. Педаль предательски проваливалась, но торможения не происходило. Зам краем глаза, как в немом кино, увидел, как мимо него проплыл вахтенный матрос у трапа. В удивленных глазах  матроса  Виктор Григорьевич уловил борьбу двух начал: то ли  приложить руку к головному убору (мимо проезжает должностное лицо), то ли хватать машину за бампер… Когда глаза матроса столкнулись с тоской и отчаянием, застывшими в расширенных зрачках зама,  матрос уже не сомневался… Он схватил руками “Жульку” за бампер, пытаясь ее остановить, и  заскользил  ногами по асфальту.  В этот момент зам открыл дверь и выскочил из машины; пробежал рядом с ней до среза причала, с сожалением захлопнул дверь и … “Жулька”, изящно описав дугу, моторным отсеком вошла в воду…
На юте крейсера появился командир, предупрежденный вахтой о появлении комбриговского УАЗа. Рядом с ним заметалась вдруг фигура боцмана, увидевшего “Жульку” в воде. Боцман уже знал, как помочь беде. В его руке оказался манильский конец, и он  с концом, не раздумывая, перелез через леерное ограждение и прыгнул с юта крейсера на крышу “Жульки”.    Крыша  с металлическим стоном продавилась, зам изумленно застыл, зачарованно следя за действиями  боцмана.
Боцман с крыши перепрыгнул на багажник, он жалобно заскрипел и тоже прогнулся. Боцман лег на него животом и попытался привязать конец веревки к бамперу…
В это время бригадный УАЗ  подкатил к трапу крейсера и из него молодцевато выпрыгнул комбриг. Ему навстречу по трапу  на причал сбежал командир корабля. Комбриг, молча, пожал ему руку и медленно пошел к срезу причала, где застыла изумленная фигура зама…
-Командир, чем вы тут с замом занимаетесь,- настороженно протянул комбриг.  Увидев в воде замовскую машину с извивающемся на ее багажнике боцманом, еще больше насторожился и тихо присвистнул:- Это что за купанье “красного коня”?  …Зам, что ты тут творишь?! Почему машина в воде?! …Вы что тут совсем очумели?! Я приехал проверять организацию спец. подготовки! А здесь Петров-Водкин! Мать вашу…
-Товарищ комбриг! Василий Васильевич!- затараторил зам, это я… Я не справился с управлением …ну и случайно уронил…
-Тяни! Бля! Тяни!- заорал боцман, выбрасывая на причал мокрый конец и нервно пританцовывая на заднем номерном знаке "Жульки", - совсем, бля, под воду уйдет!
Сбухтованный  конец, пролетев над головой зама, обдал всех дождем брызг,  хлестнул по рукаву тужурки комбрига  и упал у его ног. Комбриг от неожиданности присел. Зам схватился  за конец, и попытался удержать машину, но заскользил к краю причала. Командир тоже вцепился в мокрую веревку и потянул ее на себя.
-Мать вашу,- опасливо оглядываясь по сторонам и стряхивая руками воду с тужурки, пробурчал комбриг.  С удивлением и настороженностью наблюдая за двумя старшими офицерами, медленно соскальзывающими с веревкой в руках к краю причала; за боцманом, в момент, когда под воду ушла вся машина, успевшему подпрыгнуть и схватиться за провисший над его головой кормовой швартовый трос с крейсера; и сейчас раскачивающимся на нем на вытянутых руках  и судорожно из последних сил дрыгающим ногами,  комбриг сам себе с досадой стал выговаривать:- Во, мать вашу, …опять попал! … Хоть никуда не выезжай!   Стал невольным участником очередного безобразия! Даже приказ о наказании этих крейсерских бездельников написать не могу! Сам участник! …Нет, даже не участник, а как старшее должностное лицо - руководитель! Руководитель вот этой шайки! Мать вашу…
Комбриг плюнул себе под ноги и, развернувшись, решительно направился к УАЗу,- Могу представить, как они тут без меня развлекаются, если при мне   “Жигули”  на веревке под воду загнали… Мать вашу…
Сев в УАЗ и натянув недовольно фуражку на самые глаза, он уже не смотрел на бессильные потуги крейсерских офицеров, а тихо про себя повторял, давно забытую, а сейчас вдруг всплывшую из далекого детства присказку из русской народной сказки:- Бабка за дедку, дедка за репку... Мать вашу...
УАЗ с фырканьем  развернулся и покатил  по асфальтовой дуге вдоль бухты…
 “Жульку” в этот же день удалось поднять при помощи подъемного крана, зацепив тросом за ее задний мост.
Но подъем проводили слишком быстро, и лобовое стекло выпало под тяжестью воды скопившейся в салоне.
Механик уже больше никогда не называл зама  “нашенским”, “маслопупым” Когда разговор заходил о замполите, механик меланхолично замечал:- Зам - он и в Замбии - зам.