Вы чей?
 
Командир электротехнического дивизиона крейсера капитан 3 ранга Петров готовился к сходу на берег.
Он вытащил из каютного шкафа свою форму. Аккуратно разложил на диване тужурку, брюки, белую рубашку. Петров принципиально не носил желтые форменные рубашки, считая, что для старшего офицера непрестало носить черт знает что. Из его деревни Панютино, что на Вологодчине, только он выбился в люди.
-Где Генка Захаров? - рассуждал он перед каютным зеркалом, завязывая красивым массивным узлом черный шелковый галстук и обращаясь к своему отражению,- Пасет колхозный скот. …Где Засолин? Отбывает срок за воровство. …Где Баев? Работяга. Точит болты с гайками. И только я из нашей деревни - старший офицер ВМФ.
Командир ЭТД ловит в зеркале отражение своих погон с двумя просветами  и любуется на заказ выточенными бронзовыми звездами. И хотя Петров  был невысокого роста, специально пошитые ботинки на платформе и фуражка с завышенной тульей делали его стройным и привлекательным.
Он, проверив карманы тужурки и убедившись, что документы, деньги, носовой платок на месте, эадраил иллюминатор, выключил свет и вышел из каюты.
Продвигаясь по крейсерским коридорам на ют корабля, Петров, не спеша, достал из нагрудного кармана тужурки записку с телефоном и адресом знакомой девушки. С ней он планировал провести сегодняшний вечер. Адрес писался в троллейбусе и был несколько неразборчив. Петров пытался разобрать свой почерк и угадать название улицы...
...Навстречу Петрову, как раз на середине камбузного коридора, балансируя в оттянутых руках пищевыми бачками с кашей, семенил матрос, внимательно следя за поведением мясной подливки, готовой выплеснуться из наполненной до краев посуды...
За секунду до столкновения Петров успел вскрикнуть: - Эй!
И чтобы не попасть коленкой в бачок, развел ноги в небольшом шпагате…
Матрос, на выкрик Петрова, оторвал глаза от подливки и, дернув бачки на себя, попытался сдержать инерцию своего движения вперед. Но подлива  жила по другим, камбузным, законам и со смаком пролилась на колени, стоящего в шпагате офицера. Стрелки отутюженных петровских брюк, как корабельные форштевни, развели подливу по обеим брючинам...
-Товарищ матрос!  …Как стоите?! ...Носки! ...Пятки! ...Поставьте бачки! Руки по швам! ...Вы что, не знаете корабельных правил?! - перейдя из шпагата в первую балетную позицию, заорал Петров, - Вы должны были за три метра до подхода старшего начальника развернуться во фронт, врасти в переборку, повернуть голову в мою сторону и сопровождать мое прохождение поворотом головы!!!
Я...,- было начал оправдываться матрос...
-Молчать! - еще громче заорал Петров, - Кто вам давал разрешение разговаривать? Где ваш гюйс? Где ваш боевой номер? Почему без тельника? У вас есть начальники? И что это за мудаки, что довели матроса до такого состояния?! У вас есть командир отделения? Отвечайте!
-Так точно! - испуганным голосом прошептал матрос...
-Громче говорите! Не слышу!  - пронзительно кричит командир ЭТД.
На крики в узком проходе коридора собирается толпа зевак из матросов и старшин...
Но Петров, не замечая их, в порыве гнева, продолжает распекать матроса.
-Кто этот урод, что довел вас до такого состояния?
-Гунькин! - тихо произносит фамилию матрос.
-А воинское звание, у этого Гунькина, есть?! - ревет капитан 3 ранга.
-Так точно! Старшина 2 статьи Гунькин!  - несколько оправившись, и с любопытством приглядываясь к орущему офицеру, произносит матрос.
-Знакомая фамилия? - озадачивается Петров, и на полтона снижает голос, - А из какого вы подразделения?
-Электрик слабого тока, матрос Первомайцев! - уже бодро докладывает матрос.
-Вы, что - мой??? - удивленно выдыхает  Петров, на лице его читается смятение. - А почему я вас первый раз вижу? …Вы сколько на корабле? - уже перейдя на доверительный тон разговора, но еще  не доверяя  словам матроса, говорит Петров.
-Полгода, товарищ комдив! Когда я пришел, вы были в отпуске. А сейчас я стою вахтенным  в КАТС*, она постоянно ломается, и командир группы старший лейтенант Каган приказал мне безвылазно находиться там...
Петров, наконец, замечает толпу зевак с обеих сторон коридора и нездоровый интерес к своему разговору с Первомайцевым...
Он уже спокойным голосом, досадливо растягивая в глаголах гласные, тянет: - Дава-ай, бери-и свои бачки, пошли-и разбираться, …когда пришел, …с чьего разрешения в станции сидишь...
Петров оглядывает свои брюки и ботинки и с грустью в голосе добавляет:- Эх, Вероника! Знала бы ты, как нелегко служить на флоте... Накрылась «свиданка»!
Командир ЭТД, а за ним матрос Первомайцев с двумя бачками  в руках направляются в каюту Петрова...
 
*КАТС - корабельная автоматическая телефонная станция.